Ему до всего есть дело - Китаев Ю. - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Ю.Китаев

ЕМУ ДО ВСЕГО ЕСТЬ ДЕЛО

Когда я летом 1983 года приехал в Калининград, мой коллега и старинный приятель местный журналист Алексей Авдеев посоветовал:

- Лучше всего поезжай на косу, в поселок Рыбачий. Рыбинспектором там Николай Антоныч Познанский. Его вся область знает. Интересный человек. Как раз то, что тебе нужно. Я бы и сам с тобой съездил, но не могу: дела, дела... Не забудь Николай Антонычу от меня большой привет передать.

На следующий день с первым рейсовым автобусом отправился в путь. Сразу же за Зеленоградском началась знаменитая Куршская коса - песчаная полоса суши длиной почти сто километров, местами суживающаяся до каких-нибудь четырехсот метров. И тогда справа открывался чарующий вид на Куршский залив, а слева хорошо были видны накатывающиеся на берег пенистые волны Балтийского моря.

В самом широком месте, как раз у Рыбачьего, коса раздается километра на четыре. Там я вышел из автобуса и зашагал в поселок. Как мне сказали, идти нужно было с километр. По дороге догнал двух ребятишек. Одному на вид было лет девять, другому не исполнилось, наверное, и шести. Оба тащили сумки с каким-то имуществом.

- Ребята, вы Николая Антоныча Познанского знаете?

Старший промолчал, только недоуменно посмотрел на меня: что, мол, за неуместный вопрос? А тот, что поменьше, неожиданно чуть ли не пробасил:

- Знаем, конечно.

- А где он живет? Можете показать?

- Покажем, - так же лаконично ответил не очень-то разговорчивый юный конкурент Федора Шаляпина. "

Чуть поотстав, я поплелся за ними по бровке асфальтированного шоссе, по обе стороны от которого стояли высоченные сосны, освещенные июльским солнцем. Погода обещала выдаться чудесной.

Пребывая в столь же чудесном расположении духа, я потихоньку размяшлял: "Леша Авдеев сразу, не задумываясь назвал мне кандидатуру Николая Антоныча. На прдступах к Рыбачьему я встретил двух мальцов, и, как оказалось, оба его знают и даже могут показать, где он живет. Впрочем, в деревне обычно все друг друга знают... Какая же это деревня? Все-таки больше десяти тысяч жителей! Пожалуй, Познанский действи-тельно популярный здесь человек..."

Мальчуганы, казалось, забыли о моем существовании. Оба сосредоточенно молчали и, видимо, изрядно подустали под своей ношей. Наконец они остановились у калитки отчего дома. Когда я поравнялся с ними, тот, что поменьше, повернулся ко мне:

- Видите голубой забор? - показал он вперед рукой с вытянутым перстом. - Пройдете его - и направо. Там Николай Антоныч и живет.

Поблагодарив ребят и попрощавшись.с ними, я устремился дальше, к цели своей поездки. Калитка была открыта, а возле дома не то в огороде, не то в саду сидели две женщины перед огромным тазом, с краями наполненным крупным крыжовником.

- Здрасьте, доброе утро, - приветствовал я заготовительниц. - Хотелось бы повидать Николая Антоныча. Он дома?

- А вы кто и откуда будете? - ответили мне вопросом на вопрос.

Объяснил, что приехал из Москвы, чтобы встретиться с Николаем Антоновичем, поговорить с ним и попытаться подготовить о нем материал в наверняка горячо любимый им альманах "Рыболов-спортсмен". В общем, своего рода как бы корреспондент.

Женщины переглянулись.

- А он сейчас в отпуске, - выдала информацию одна из них. - Уехал к себе на родину. Погостить.

У меня от неприятного сообщения радужное настроение улетучилось как дым. "Надо же, такая невезуха, - мелькнула мысль. - Вот те на! Как же теперь быть?!"

- И когда же он ожидается? - машинально, на всякий случай спросил я, чтобы не молчать и хоть немного прийти в себя.

- Да уж три дня, как должен воротиться, - ответила другая. - Вот что-то припозднился.

"Ну, это уже легче. Вдруг сегодня приедет..."

- С кем бы мне еще поговорить? Есть же тут другие инспектора?

- Как не быть... И не один. Только они уже общественниками будут. Недалеко, за магазином, Назаров живет, зовут Геннадий Петрович. К нему и идите.

Руководствуясь пословицей "Язык до Киева доведет", разыскал дом Назарова. Достучался. Геннадий Петрович, симпатичный, круглолицый, невысокого роста крепыш, разузнав, в чем дело, сразу взял быка за рога:

- Пишите... - И приготовился рассказывать.

- А может, лучше выйдем, прогуляемся. Там и поговорим. Как у вас с временем?

- Время найдется, - сразу же согласился Геннадий Петрович. - Я хормейстером работаю в Доме культуры. Мне туда к двенадцати, на репетицию. А пока поехали на Чайковое озеро.

За углом дома во дворе стоял мотоцикл с коляской. В коляске, словно тощий пассажир, "сидел" свернутый бредень.

- Чей же это?

- Нашел в кустах на Безымянном озере. Браконьерил кто-то, а скорее всего только собирался пошалить. Если владелец не объявится (где уж там. его теперь ищи-свищи), порублю к чертям топором - и дело с концом...

На Чайковое доехали минут за десять-пятнадцать. Озеро тянется в длину примерно на километр, а ширина его всего метров сорок, местами побольше. Низкие берега ощетинились зарослями камыша, кое-1де к воде подступают кустарники и деревья.

Не спеша пошли вдоль озера. Геннадий Петрович рассказывал, а я больше слушал и запоминал, лишь изредка задавая вопросы. Разговор шел главным образом об этом самом Чайковом озере. Не зря, оказывается, мы сюда приехали. И вот что я узнал.

Года три-четыре назад появилась у Николая Антоновича Познанского идея превратить дикое лесное озеро в культурное рыбное хозяйство. А если уж он чего задумал, то, известно, не отступится, не успокоится. Сначала прикидывал, подсчитывал, советовался. А потом пошел к председателю рыболовецкого колхоза "Труженик моря" А. А. Фомичеву и изложил ему свой проект со сметными, техническими и прочими обоснованиями. Короче говоря, правление колхоза, может и не сразу, но в итоге поддержало Познанского и выделило на благоустройство озера средства. И средства не малые - пятьдесят тысяч рублей!

Вскоре закипела работа. Главным организатором и вдохновителем осуществления хорошего начинания был, конечно же, Николай Антонович. Озеро почистили, выловили хищников - щуку и окуня. А потом в опытном карповом хозяйстве Калининградского политехнического института по предварительной договоренности купили карпиков-годовиков и запустили в озеро. Запускали дважды. Первый раз десять тысяч хвостов, а второй раз - двадцать Пять тысяч. Прижились карпы. Еще бы! Условия хорошие, хищников нет, корму вдоволь (одновременно с щукой и окунем отловили и карася, поскольку он главный пищевой конкурент карпа)...